Обычай «белхи»

Хасбулатова З.И., Берсанова З.Х.-А.

Обычай «белхи»

Рационально взвешенная поведенческая позиция людей особенно ярко  проявляется в создании и сохранении таких традиций, которые в некоторой степени способствуют выживанию этноса, и не только в нравственном отношении, но и физическом. Одной из таких традиций является институт взаимопомощи «белхи», – сложный по своей структуре обычай, в центре которого находился совместный неоплачиваемый труд.

Во время социологического опроса (проведенного мною – З.Б., в 2003 году) на вопрос: «Какие из обычаев чеченского народа Вы хотели бы сохранить», большинство респондентов (84% из числа опрошенных) назвали обычай «белхи».

В жизни чеченского крестьянства, как и других горских народов Кавказа, взаимопомощь была одной из черт хозяйственного и семейного быта. Взаимопомощь у чеченцев играла большую роль, облегчая и ускоряя труд при строительстве, проведении тех или иных сельскохозяйственных работ и других трудовых занятиях. Институт взаимопомощи «белхи» отражал в некоторой степени уровень жизни чеченского народа, а также особенности социально-экономических отношений, специфику семейно-бытового уклада, характеризуя мораль и этику общества на определенном этапе его исторического развития.

Чеченцы считали и считают до сих пор своей нравственной обязанностью обработать поле и убрать его у одинокого или больного соседа, а также привезти лес на строительство и т. д.

Этнические и социальные основы чеченских норм поведения соприкасаются непосредственным образом в этике труда. Общеизвестно, что чеченцы в каждодневной жизни решали трудовые и хозяйственные проблемы и что данный фактор прослеживался в той или иной степени во всех этнических традициях. Когда речь идет о нормах поведения при выполнении тех или иных хозяйственных работ, то мы имеем в виду не производственные действия и приемы, а традиционные формы личных контактов и отношений чеченских крестьян при выполнении этих работ (сюда входят внутрисемейная трудовая этика, традиционные нормы поведения в поле, на сенокосе и т. д.).

 На «белхи» приглашались девушки, молодые замужние и не замужние женщины, холостые и женатые парни для того, чтобы подрастающее поколение знакомилось и общалось между собой, определяло свое «общественное лицо» в процессе не только общения, но и трудовой деятельности. Организовывали «белхи» обычно женщины, при этом мужчины не всегда принимали в нем участие или же принимали в форме помощи  женщинам. Например,  при лущении кукурузы  («хьачк1аш ц1ан еш болу белхи») подносили вязанки урожая, убирали отходы, т. е. выполняли самую тяжелую работу; «т1арг1а къажбеш болу белхи» взаимопомощь по обработке шерсти и  т.д.

Обычно «белхи» в прошлом устраивали в любой день недели, а в современности – только в выходные дни. Говоря о «белхи» следует отметить, что в состав обычая входило несколько взаимосвязанных вариантов. Обычай включал разнообразные элементы: хозяйственно-трудового, бытового, праздничного и другого характера.

«Белхи» начинался с общинного решения на сельском сходе помочь вдове или другой нуждающейся семье, например, вспахать поле или убрать урожай и др. По крайней мере, многие наши информаторы подтверждают это. Впрочем, в большинстве случаев «белхи» по решению сельского схода созывался достаточно редко – обычно при строительстве после пожара («ц1е  яьлча») или другого стихийного бедствия. Иногда – и  в случае внезапной смерти кормильца и т. п.

Продолжительность труда на «белхи», как отмечают многие информаторы, в некоторой степени была определена обычаем (от восхода, до захода солнца), но приглашение на полный день не исключало и более раннего завершения работы. Если «белхи» продолжался с утра до вечера, то обед доставлялся к месту работы, причем хозяин старался угостить собравшихся лучшей пищей.

Безусловно, хозяин дома должен был быть любезен, обходителен со всеми, кто пришел помочь ему; он не мог принуждать, указывать кто сколько должен работать и т. п. Чеченская этика исключала также замечания хозяина, если чья-то работа ему не нравилась.

Как показывают наши полевые материалы, во время некоторых видов «белхи» (например, при обмазке дома, лущении кукурузы, обработке шерсти «т1арг1а къажбеш болу белхи» и т. д.) звучали песни, шутки, устраивались во время отдыха танцы и т. д.

Примечательно, что целый комплекс этических представлений и норм сложился в крестьянской среде в отношении вопроса и об участии в «белхи». У чеченцев не было обязательным правилом принятие приглашения на «белхи». Если кто-либо и не являлся на «белхи», его не наказывали, но его осуждало общественное мнение. В этом случае этические нормы чеченцев исходили из нравственных принципов помощи пострадавшему или бедствующему; в других случаях оценка поведения опиралась на принцип общинной, соседской взаимопомощи.

Поэтому даже в случае крайней невозможности прийти и поработать некоторое время, необходимо было явиться к хозяину и объяснить ему уважительную причину неявки. Таким образом, сильна нравственная обязанность «белхи», которая до настоящего времени осознается чеченцами.

Интересно, что представление о моральной ответственности перед участием в «белхи» было особенно выражено в том случае, когда помощь организовывалась общиной для нуждавшейся в поддержке семьи, потерявшей кормильца, или семьи крестьянина при стихийных бедствиях, падеже скота и т. д. Конечно, и у других народов принято оказывать помощь в таких случаях.

«Но среди чеченцев это закон, – пишет знаток чеченских традиций писатель Султан Яшуркаев.  –  Не поступающий так, становится как бы «обнаженным» – общество реагирует на это сразу же. Никто не хочет выглядеть «обнаженным» и никто не застрахован, что в такое же положение завтра не попадет сам. Практикой было, что и в соседних аулах, узнав о бедственном положении человека, собирали пожертвования и передавали их через других. Так делалось, чтобы человек не чувствовал себя униженно. Такая гуманитарная акция проводилась без рекламы – входила в образ жизни общества, в систему его социального обеспечения, которое было незримо растворено в ряде его нравственных ценностей. Не поступали бы так, позволяли зажиточному эксплуатировать попавшего в нужду – общество стало бы сословным с вытекающими последствиями… У чеченцев не принято распространяться о том, что дано. Это, как говорят французы, … дурной тон, впрочем, как у всех. У таких никто и не возьмет. Хороший тон, когда получивший упоминает, что ему тот или иной подарил что-то, одолжил, выручил и т.д. Попрекнуть человека тем, что ему дали – аморально, будет возвращено немедленно…» [3].

 О такой общественной поддержке попавших в беду люди старшего поколения помнят до настоящего времени. Поэтому, по свидетельству наших информантов [4], на их памяти среди чеченского сельского населения никогда не встречались люди, просящие милостыню. В селах, нуждающиеся в помощи люди, не просили об этом сами, а ждали и были уверены, что каждый из сельчан по мере возможности придет к ним на помощь.

Взаимопомощь у чеченцев не обязательно выражалась в организации мероприятия по производству каких-то работ с определенной датой и местом проведения. Это могла быть единовременная акция или кампания по оказанию помощи потерпевшему бедствие или испытывающему материальную нужду.

В повести С. Курумовой «Дохк» описан случай, когда большую жителей села вследствие массового падежа скота и неурожая ожидала голодная зима. В селе провели кхеташо (совещание), на котором было решено отправить делегацию к богачу Мите, чтобы он дал нуждающимся семьям в долг зерна и овец. Мита соглашается, но при условии, что ему вернут все это в тройном размере.

Жители возмущены таким ответом Миты. Но нуждающихся без помощи не оставили. Семьи, где есть кормильцы, помогли вдовам. Молодые помогли старикам. Бацбийцы пригнали свой скот, правда, в долг, при  условии возврата через год. Так, жители, благодаря взаимной поддержке, выкарабкались без потерь из этой тяжелой зимы [2, с.18].

 Через некоторое время у Миты случается беда – майстинцы угоняют его скот. У него не было морального права обратиться к односельчанам за помощью. Поэтому в погоню за майстинцами его два сына и племянник отправляются одни.

Проходит несколько дней, как от них не было никаких вестей. И тогда село вновь собирает кхеташо, на котором выносится решение всем селом выйти на поиски пропавших юношей [2, с.20]. Как видим, жители отзываются на беду односельчанина даже тогда, когда он об этом не просит лично.

Аналогичный случай описан и в повести Мусы Бексултанова «И завтра, как вчера». В селе убит уважаемый человек. Поэтому жители в глубоком трауре. «Раньше, когда умирал уважаемый мужчина, люди целый год блюли траур, не производя выстрела – ни в мишень, ни в зверя – из огнестрельного оружия» [1, с.8], – пишет автор. Несмотря на строгий запрет своего, отца молодой человек по имени Алдам отправляется на охоту, и там, в горах, попадает под снежную лавину.

И в данном случае, отцу парня Зубайру стыдно обращаться за помощью к односельчанам, так как его сын нарушил траур и опозорил его перед всем селом. Но жители, не дожидаясь ничьего призыва о помощи, идут на поиски Алдама.

И в наши дни часто случается (особенно во время сбора черемши), что, заблудившись в горах или в лесу, пропадают люди. На их поиски выходит все село.

Таким образом, подводя итог сказанному, следует отметить, что обычаи взаимопомощи чеченцев – явление сложное не только по своей структуре, но и по многослойности сохранившихся в нем разновременных социально-этнических образований. При этом некоторые виды взаимопомощи  органично срастались с обрядами завершения тех или иных сельскохозяйственных работ, включая в свою структуру и многие ритуальные элементы. В целом же для «белхи» характерно типичное сочетание коллективных принципов работы и праздников – взаимное переплетение и взаимное проникновение трудовых праздничных элементов.

Посредством института взаимопомощи «белхи» укреплялись и передавались в межпоколенной трансмиссии трудовой и социальный опыт, знания и наблюдения. На «белхи» организовывались состязания по тем или иным видам труда,  общественным мнением определялись наиболее опытные и знающие – образец для всех остальных. «Белхи» также были местом, где молодые люди, как парни, так и девушки, могли показать себя в труде, продемонстрировать свою ловкость, энергичность, умение и навыки в том или ином виде трудовой деятельности. Одним словом, здесь формировалась репутация парня или девушки.

 В настоящее время одни формы взаимопомощи отошли в прошлое, другие видоизменились, третьи сохраняются и бытуют по сей день, органически вписавшиcь в сегодняшнюю жизнь.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Бексултанов М.Э. «И завтра, как вчера». Журнал «Вайнах». № 6. 2014 г. с. 8

2.Курумова С. «Дохк». Грозный. 1967 г.

3.Сэшил Ю. «Царапины на осколках». М. Изд-во «Грааль». С.235.

  1. Информатор Ибрагимова Бану, 1923 г.р. с.Самашки, Ачхой-Мартановский район, 2010 г.

 

 

 

Поделиться
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Pin on Pinterest
Pinterest
Print this page
Print